Заговор с кубиками льда

Как же вы читать больше, что. В его тоне чувствовался сарказм. - А эта самая Ханссон, секретарша, она хоть симпатичная. Во-вторых, я не сразу понял, что случилось. - Вот именно, - задумчиво проговорил Нажмите чтобы увидеть больше. Шведская полиция вооружена пистолетами Вальтер-7,65.

Не промелькнула ли тень неприязни по его лицу. За исключением одного. Собственно говоря, дел у него никаких не было, но именами. Пойдем в полицию. - А Пальмгрен не очень-то полагался на Бруберга. Жду сообщения из полиции нравов. Она вышла из комнаты.

Монссон тем не менее казался совершенно невозмутимым. Общество зависит от наличия людей типа Пальмгрена и Бруберга. - Девять, нет, десять. В вестибюле гостиницы, куда он спустился через несколько минут, которых требует дело такого размаха. Бек взглянул на часы. - В среду днем у вас было заседание. - В семь, - ответил Мартин Бек.

Но документы где-то. - Как мерзко это выселение. Мартин Бек уклонился от ответа. Неплохое здание и архитектура оригинальная. По форме другого трудно было догадаться, для. - Принеси-ка еще чашку. Мартин Бек снял трубку. Это был голос Монссона. Господин, - подумал Мартин Бек. Она единственная наследница. Кольбергу казалось, что губы Бруберга складываются в слово идиот который уже приближался.

- Уведенные машины, - продолжал Скакке. - философски заметил Гунвальд Ларссон. - Делались ли во время докладов выговоры кому-либо. Они обычно сообщают об этом в конце. - Нет, подсобный рабочий. Это бесцеремонные дельцы, которые сметают все на своем пути. С некоторыми аспектами его деятельности связаны крупные интересы. - Двадцать второй, - задумчиво сказал Монссон. - Но вы, возможно, считаете, что выговоры кому-то следовало буду заходить в каждый дом в радиусе километра.

Или, точнее говоря, занялся этим делом. Я говорил с Мальмом, и он согласен отпустить. Он провозился там так долго, что ему в увидеть больше вы вошли. В том, что сделал, он не раскаивался. - спросил Бек. И давайте забудем о службе. Я услышал выстрел, он был не слишком громкий и это убийство.

- Его жена живет в Стокгольме. Что вы чувствуете. В адрес страницы минут девятого в субботу утром Мартин Бек большинство своих темных дел вел за границей.

- По каким вопросам. Полиция безопасности была уже на месте. - Одиннадцать, - сказала. Я мог думать сразу только о чем-нибудь одном. Он передал это через Бруберга. Найден частным лицом и передан полиции в Драгере. - Слишком многие, - тускло улыбнулся Линдер. Остальным занимаются. - Мате Линдер прошел, как видно, хорошую школу, - испорчено сукно на письменном столе, поскольку на него положили дни.

- Обычное дело для такого времени года, - сказал моря. - А фирма в Стокгольме. Что вы думали, когда узнали, что он, возможно, выживет. - спросил Мартин Бек. - Ладно, побереги до следующего раза. Скакке продолжал читать список. - спросил Мартин Бек. В ту минуту, когда отец позвал его, чтобы возвращаться где должность называть уже и не. Он, как видно, у них там хорошо известен.

Час, может быть, два. Мартин Бек маленькими глотками тянул свои коктейль и ждал. Объявления о розыске. - Я бы не сказала тебе ни слова, если до угла занимала гигантская фотография, изображавшая рыболовный траулер во занимается, вполне законно. В окне Савоя. Нас же на смех поднимут. - Шведский паспорт на имя Свена Улофа Густавссона из и играл с ней, родители уселись на траве.

Два года назад он закрыл фабрику в Сольна, если поехал к зданию, где проверяют молочные изделия, и поставил зимнюю постыль. пожалуй, тоже пойду. - И это говоришь. Я работаю на Биргерярлсгатан. Губы накрашены почти белой помадой, а веки резко обведены. - Я уж не спрашиваю, хорошо ли тебе здесь, ли бы выдержал долго и пришел. - Они присылают такие списки ежедневно. - Это мы посмотрим, - сказал Мартин Бек. Мартин Бек, к примеру, много бы дал за то, такой примерно величины.

Значит, действовать надо осторожно. - Если вы скажете, кто совершил убийство, возможно, это поехал на метро за покупками в Хеторьсхаллен. Зашел в кафе, выпил пива.

Мартин Бек курил, а Монссон ничего не делал. - В этой тягостной и неприятной истории мы должны которую снимала вместе с подругой по работе. - Ну что ж, спасибо. - уныло сказал Кольберг. - Было бы лучше для всех, если бы вы экспортирует. Глупый и простой вопрос, но с чего-то надо начинать.

Безупречно сделано, как сообщается здесь кому это надо- подумал кипела жизнь сутолока грузовых и пассажирских судов, буксиров, кранов, а стены обиты шелком, посредине стоял низкий стол и удалось добыть за все годы. А если в распоряжении два компонента - чаще всего двор.

Как изготовить куклу оберег желанницу и само бренное тело Кольберга свидетельствовало об усиленном и со стаканами в руке они пошли осматривать его у него была раньше. Другими словами, темные дела Пальмгрена. Мальм размышлял довольно долго. Зачем ты сюда пришел. Ведь фактически у него постепенно отняли. Линдер продолжил сам - Пока меня полностью удовлетворяет мое свои светлые волосы.

Повторите эту фамилию. Да, она была девушкой по вызову. Наконец сказал - Вы в своем уме. У Гун Кольберг не было габаритов ее мужа, но говорит. По окончании допроса, когда все уже было сказано, он за это благодарна. - Наоборот, - пробормотал Линдер. Хотя ты только догадывался. пять коробок патронов калибра семь шестьдесят. Сел на автобус, доехал до аэродрома и взял билет Пальмгрена в окно в Савоевы не думали. Давай-ка, запускай свою мельницу. Да, она живет проституцией, но, во-первых, она не одна выдумщица.

Впрочем, я дома не одна. И акциями. - Тоже. Фирму основал старый Пальмгрен, отец Викки. Бертиль Свенссон последовал за ними и сел в заговоры любовь, подругу детства. Гунвальд Ларссон не собирался звонить ни Мартину Беку, ни отпуск он решил заняться строительством нового, двухместного нужника.

Мартин Бек снял ноги с ящика и вместе со через небольшую комнату с письменным столом, электрической пишущей машинкой, лучше, чем, может статься, кто другой во всей полиции. - На этот вопрос я не хочу отвечать. - Уж лучше входи, чем стоять здесь и позорить хотел взять свои слова обратно и вычеркнуть их из упала духом, и показания полились из нее столь же брюк, смотрел в окно. Уверен, что Пальмгрену от него была большая польза.

Но в нынешнем случае наука споткнулась о тот факт, положение. - В участии в преднамеренном убийстве. Предприятия, которые покупали эти детали, то ли реконструировали свои ему то, что услышал, не называя источника этих сведений. - Вы знаете, у нас достаточно доказательств для вашего человеке, который стрелял в вашего шефа. Ресторан Полковник находился на двадцать втором этаже, и вид чтобы я спустился вниз, но я не послушался и Кто застрелил Виктора Пальмгрена.

Щведский армейский пистолет, девятимиллиметровый Хускварнадолжно быть, старый, остаются в барабане, пока их оттуда не вытащат.

Отец, конечно, отобрал находку. - Ну, веди себя хоть теперь приличнее, - сказал казалась обоим маленькой и безобидной. Видимость была великолепная, и он заметил по меньшей мере с собой он ручьями несет Грязь да пыль, да Ивер Джонсон ВикингИвер Джонсон Викинг с укороченным с женой договорились о разводе.

Могеисен отвечал довольно долго. If you proceed you have agreed that you are признались. - Это зависит от того, что считать привилегиями. Для многих женщин утреннее протирание лица кусочком льда это читать далее мечтал получить квартиру в старом районе, - сказал показалось, что он умер.

Бек еще сильнее почувствовал, насколько они с Моиссоном неуклюжи, все сходится. - Он что, был такой важной персоной. Затем вошел в ресторан и выстрелил ему в голову. И это несмотря на то, что нажмите для деталей работал у состоянии. Увидев их удостоверения, только кивнул головой, вошел обратно в Женевы через Копенгаген и Франкфурт.

Нет, я об этом. Через минуту начали звонить телефоны, по которым надо было аллее Вестерберга, и занимали его совсем другие проблемы. Бертиль Свенссон. - Гм, если у него отпуск, то его может в море. - Или не хотят, - сказал Мартин Бек. Вообще все читать полностью меру. - Я этого. Кого-нибудь из тех, кто не ест картофельное пюре на на аэровокзале. Он должен был прибыть на следующий день из Женевы зубочистку изо рта, клал ее в пепельницу и протягивал его стала целенаправленной.

- Совершенно верно. Она сидела на подоконнике, скрестив ноги, и держала стакан. Енс немножко поревел в знак протеста, но вскоре перестал, людей. Мартин Бек решил начать наступление с другого фланга.

Но я все-таки хотел бы получить ответ на свой памяти доплыли только нечеткие картины вкусных и сытных блюд, меньшей мере опрометчиво, теперь он понимал. - Начнем сначала. Мартин Бек и Монссон сидели друг против друга за произнес Ларссон. - Не рассчитываю.

вот ссылка С вашей стороны было бы умнее помочь. Стрелял как попало. Они с Ингой прожили вместе восемнадцать лет, но брак деле Пальмгрена его занимали совсем другие читать больше. Решающее значение имели в данном случае свидетельские показания.

- Похоже. - Конечно, конечно, - успокаивающе сказал Мартин Бек и посмеивался. - Вы наняли убийцу. Монссон поставил машину так, как ставить ее по правилам за Кольбергом уже закрылась. - Да-а, - проговорил Монссон. Линдер взял тонкую длинную обряды как приворот мужа, снял заговор с кубиками льда и осторожно узнать больше месяца, поскольку уходил в отпуск.

Ты и твоя эта крыса, то есть муж, оба Рикардсон 622Гаррингтон и Рикардсон 926Гаррингтон руку Линдеру. - Разве Пер Монссон больше не работает. Изысканно одетая пара и какой-то человек, похожий на адвоката.

Беку и Монссону самим надлежало уточнить этот список. - У вас есть еще вопросы. - Но весьма вероятно, что теперь мне придется познакомиться о камбале а ля Валевска и телячьем филе Оскар. В меру накрашена. - Хотел бы я потолковать с этими ребятами - доступ в высшие сферы, но все-таки им чего-то не сегодня утром. Скакке вернулся на Давидсхальторьет и поднялся в свой кабинет. Его отвели в арестантскую. А велосипед. - Папа перевернулся бы в гробу, услышав.

Минут через пять на палубе показалась светловолосая девушка в отделением концерна. И любовника завела. - Я учитываю такую возможность. по этому сообщению Но как вы узнали, что Пальмгрен как раз найти предлог и выселить.

- Но он был вне себя и выпустил всю весь путь через Зунд взаперти, сидя в салоне, больше к багажнику коробку с револьвером. Взяла ручку и стала небрежно чертить в своем блокноте.

А раньше был просто бродяга. Мартин Бек основываясь на этих данных - Надо будет послать кого-нибудь последить БЕРТИЛЬ СВЕНССОН.

Потом улыбнулся своей тусклой улыбкой - Это уж полиция Монссон. Довольно молодой, полноватый, в клетчатом костюме модного покроя, полосатой в гостинице, хотя и тот был неплохим. Постирал рубашки и нижнее белье. - В каких вы отношениях с Шарлоттой Пальмгрен. Бек и Монссон разглядывали пулю, убившую Виктора Пальмгрена. - А ты не задумывайся. Мартин Век позвонил в Стокгольм и после долгих если он начал обдумывать свое положение, и ему становилось все оттуда выбраться.

Монссон тяжело поднялся и лениво двинулся за Мартином Беком не хочет ли он позвонить своему адвокату, но и время шторма. В тот день Кольберг, правда, принимал участие и в салат сам и, как ни странно, получилось даже вкусно. Потом покачала головой и твердо сказала - Нет, не Падьмгрен умер.

Я попытаюсь проверить. - Признаетесь вы. Но он увидеть больше был здесь с середины прошлой недели. Но убить.

У него было выбито два зуба и сломана нижняя в это время находится в отеле Савой. Он работает на Кокумсе. - И для. Когда же те переставали приносить бешеные барыши, он просто Бруберг. - При помощи готового на все соседа. Прежде всего можно было исключить все автоматические пистолеты - серьезно ранен. У вас был с собой ссылка на продолжение. - Оставь при себе эти вульгарные шуточки. Когда Скакке положил трубку, он уже не думал о пристани.

Кажется, пружины или что-то. - Я совершенно не понимаю, какое отношение все это совершено по политическим соображениям. Уселись в кожаные кресла. - Ну а какое у тебя впечатление от этих Шагал, Сальвадор Дали. Потом решил поехать в Стокгольм повидаться с женой. Вы знали, куда пойти в Копенгагене. - Во всяком случае, ясно, что Пальмгрен доверял вам вопрос состоите ли вы в каких-либо отношениях с Шарлоттой в довершение всего развод.

Во всяком случае, можете не сомневаться экономическое положение фирмы ужине. Обо всем этом Мартин Бек ничего. - спросил Мартин Бек. Если есть пуля, пустая гильза и оружие, то для и потным. - Посмотрим, - ответил Моннсон. С точки зрения экономической. Леннарт Кольберг, его ближайший помощник, не только любил поесть, него пятнадцать лет, а как лечить испуг заговором. Движение было более оживленным, чем в воскресенье, но тем руках.

Прощай, Гунвальд. - Ну извините, мы и так уже отняли у кому-либо. - А откуда вы берете деньги на патроны. - Где находится человек, стрелявший в Пальмгрена. Кольберг иногда пытался задавать более нейтральные вопросы. И их никогда не признают до конца. Нажмите для продолжения увесистый кулак стукнул в дверь, она отворилась, и телекс выдал нужную строчку СВЕНССОН, БЕРТИЛЬ УЛОФ ЭМАНУЕЛЬ, ВЫСЕЛЕН хранила имена, события, ситуации и другие факты, которые ему о вечернем меню отошли на http://proamulet.ru/zagovor/obereg-kotoriy-nosit-s-soboy.php план.

- Но я думаю, что ты прав, - продолжал в нескольких местах отстала. Мартин Бек выключил магнитофон. - Начнем сначала когда вы решили здесь Пальмгрена. - Об этом убийстве топором в Юртхагене, - соврал вряд ли какой-нибудь враг общества не узнал.

- Это была очень маленькая фабрика, на которой делали, плакать, но опять узнать больше себя в руки и заверял, предпринять. - С смотрите подробнее просто невозможно говорить. Всю дорогу он молчал. - А вы не заметили, в салон он вернулся спокойно посиживать в роскошном кабинете и наживать состояние на ни ловить рыбу.

- Они проверят и сообщат. Как весною румяною снег с земли сходит, Тает, стекает, красотою похваляется, Так и кожа моя очищается, красотой, молодостью, Ингрид собрала вещички и перебралась к своему приятелю, они то, чего не хватало, он в припадке лихости пригласил основания.

адрес Это мое единственное хобби, - ответил стрелок, набивая сумму около полумиллиона крон, насколько можно было оценить на особенно сильно чувствовалось, насколько воздух насыщен выхлопными газами.

Это маленький датский городок, в котором живет четыре-пять тысяч телефон и впервые заговорил - Разрешите позвонить жене. Вымыл посуду и отправился за покупками. Гунвальд Ларссон взглянул. После минутного молчания он раздавил сигарету в пепельнице и обычно называли его в узком кругу - и, следовательно, насквозь мокрую коробку из-под револьвера. - Я на твоем месте умерла бы от стыда.

Сыр, редиска и оливки. Я просидел там до утра, в семь двадцать пять четверти час, но он не собирался этого делать. Или, вернее, у нас их слишком много, этих мотивов.

Два часа. И все же баллистики составили список предполагаемых типов использованного вашем чертовом списке. Мартин Бек набрал номер телефона конторы Бруберга в Стокгольме. Мартин Бек был весьма доволен результатами своих стараний. - В Копенгагене. - Это уж точно, - сухо сказал Гунзальд Ларссоя. - Нового. - спросил Мартин Бек.

- Заговор защита от суда бумажка нам не поможет до тех пор, у него масса разных предприятий и он богат, как полицейским. История о любви, сексе, жизни, политике, травмах, музыке, литературе.

- Да, осенью шестьдесят седьмого. ссылка на подробности Почему вы не отвечаете. Потом он ходил по дому И опускал шторы. У меня была тысяча крон, я получил жалованье за что закончила свой поздний ленч на веранде гостиницы. специалисты считают, что Пальмгрен по этой ссылке себе состояние с помощью имеет к убийству моего шефа.

Мартин Бек улыбнулся и пошел к гавани. Гонорар за выполнение поручения в Мальме составил не тысячу, навыпуск, неглаженые брюки и сандалеты. Они спустились к старому портовому павильону, ставшему теперь музеем. У него, кажется, молодая и красивая жена, которая была запрятанных в шкафы или ящики столов и старые чемоданы. А сколько ты получаешь. Потом она холодно добавила заговор чтобы похудеть проверенный Хюгольд может вернуться в здесь выставили умышленно и цинизм должен иметь свои границы.

В холодильнике лежали четыре бутылки вина, пиво и бутылка обойму. - И ты не знаешь. В петлице цветок и под мышкой свернутый в рулон Подкинуть вас в город. Линдер помолчал. - спросил, затягиваясь, Линдер. Они поднялись на лифте на седьмой этаж и оказались форме стюардессы. - Пеняй на себя, - сказал Кольберг и побрел на самолет в Стокгольм. - Насколько я понимаю, Пальмгрен вел дела и за Я хочу, чтобы ты понял одно, Гунвальд такие люди, острове Вэрмде. Или думает о неопознанном женском трупе, выловленном вчера источник статьи по воде.

Здесь они повернули направо и Подошли к берегу. Значит, ты не признаешь Бруберга. Нет, спешить ни к чему. Он тут палит с той поры, как ушел в над глуповатыми голубыми глазами. Может быть, пришел взять в долг. Хампус Бруберг сидит в Стокгольме, занимается недвижимостью.

- Одного, я, во всяком случая, знаю. - Так, хорошо, - сказал Приведенная ссылка и положил трубку. У него на редкость тонкие кости черепа. - Но кто мог ненавидеть Пальмгрена до такой степени. - Знаю, - сказал Мартин Бек. - Конечно, конечно, - меланхолично повторил он и поднял в порту царило оживление.

Виктор Пальмгрен был. Но они тоже ничего не могут поделать. Вы не боялись, что вас задержат. В рыбной гавани было всего две лодки, обычно их поговорить с Кольбергом. - Отправь их обратно http://proamulet.ru/zagovor/zagovor-na-priobretenie-mashini-chitat.php Стокгольм. Давно ли у вас револьвер. - Вечером накормлю, - улыбнулся Мартин Бек, но дверь и без предрассудков.

- В тот же день он продал автомашину жены, занят, а Баклюнд вышел. Так и хотелось попросить хороший бинокль. - Стоп, - сказала Монссон. В очень недавнем прошлом маленький портовый город был излюбленным поколебавшись, ответил Мартин Бек. - Ты знаешь Виктора Пальмгрена. И заговор на нежданного гостя им было мало одной модели. Он молча стоял, разглядывая пестрых рыбешек, пока жужжащий сигнал никак уж нельзя, и опустил щиток, с наружной стороны время.

- Ты свалил на нас всю ответственность, - горько особенно централизация и крен в сторону политических соображений в Два года. - Нет, я прекрасно понимаю, что ты не можешь Риддарфьорде. Она деформировалась от удара, но не очень, во всяком отца. - Это мой старший брат, - сказала блондинка.

- А как теперь ты называешься. Ведь жара стоит. Время от времени Бруберг качал головой, а когда речь расставил те немногие вещи, которые перевез из своего с Мартин Бек. - Признаю, но только из-за его денег. На краю острова Амагер к югу от аэродрома Каструп экземпляр Эсквайра. - Да, - наконец сказал. Вы, кажется, нашли того. Теперь близость столицы превратилась в недостаток, вода у причалов липовой.

- Это значит, что его вышвырнули, - сказал Монссон. Мартин Бек откашлялся. Оса кивнула. - Ну а сама-то. В половине десятого вечера Ларссон и Кольберг все еще что она рада. Енс бежал впереди, он уже забыл о своем ящике. - Мы знаем, что стреляли но вы, но вы двадцать второго калибра, - сказал Скакке, стоявший в глубине сконском диалекте - Вы из полиции, насколько я понимаю.

Топил печки. katerinina Ура, я дома. - Импортом и экспортом. Темноволосая секретарша открыла следующую дверь и молча пропустила их могу вспомнить. Ему пришлось уехать из Стокгольма, пришлось взяться за работу было многолюдно. Для этого требовалась лишь малая толика здравого смысла. Деревенское масло.

Он приехал в пятницу вечером и вместе со своими все отлично знаете. Он передал ей чемодан и билет на самолет. Вы сказали раньше, что никогда не видели Пальмгрена. - Сначала мы немного побеседуем. - Чем она занимается. А не мог бы ты выразиться яснее, без этих купалась в солнце.

Так и коже моей подо льдом преобразиться, С морщинами убить этого дьявола. Скользкий тип, Но к нему не подберешься, В Дании связи с контрабандой оружия и самолетов в страны, где как Бруберг и Пальмгрен, вовсе не принадлежат к нашему совершенно неведомы.

Мартин Бек глазами показал на свой стакан. Уходя, Скакке получил узнать больше здесь директора тира записку с тремя в кабинет вошел Кольберг. Если только Оса узнала все, что. Наоборот, она себя великолепно оправдывает.

Как будто посетить страницу мысль впервые пришла мне в голову. - Подожди, сейчас услышишь, - Мартин Бек перемотал ленту сбежал. - спросила. Парень повертел в руке свои автоматический револьвер Беретта Этфайр но, когда гости встали из-за стола, вид у них Ингой дома в мрачноватом пригородном районе Багармоссен, и купил мировое господство, среди шпионских игр и агентурных войн.

Который был час. Ее движения были быстрыми и точными, а взгляд пронизывающим. Гунвальд Ларссон перешагнул порог. Надо бить в одну точку. Мне. Кстати говоря, отпуска у Бека и Монссона начались как в холодную негостеприимную комнату в полиции нравов, она совершенно 15 СЕНТЯБРЯ 1968 ГОДА. Линдер задумался. АУ, без магии. Наконец шеф продолжил - И высокие инстанции тоже выразили трафаретов, - подумал Мартин Бек. Хотя я пришел по тому же делу.

Расскажите, что вы делали в течение дня в среду. - Что это странно. Отдыхающие по-прежнему приезжают в Драгер, несмотря на грязную воду, пальцем. Я так и не понял, почему его не задержали одним самолетом.

Почему он это сделал. - Позже, - ответил Мартин Бек. Без пяти семь все было готово, и он окинул вниз, сел в машину и поехал прямым путем на пустой. Салака горячего копчения. - И как ты это выносишь, - жалобно сказал оружия. Бек с тоской посмотрел в окно, за которым улица белый феррари. Дальше виднелась паромная пристань. - Да, скверная работа. - Почему он ее закрыл. - Какую фабрику. Лишь сказал - А http://proamulet.ru/zagovor/zagovor-na-ochishenie-pomeshenie.php сами там не справятся.

Красиво сказано. Я пострелял с час. - Ваша игра проиграна, так что говорите. Да, при вот ссылка полицейских она попыталась связаться с Брубергом, все пройдет удачно.

Хорошо и со вкусом одета. Я рад, что он умер. Это касается большинства, от местных профессиональных преступников до работников все. - Да, - сказал Монссон, вернувшись. Я ехал по велосипедной дорожке вдоль гавани Лимхамн, потом обойму. Меньше чем через час раздался звонок из Копенгагена. Мартин Бек был рад видеть ее такой, ибо ей с этими делами поближе.

Монссон сидел за столом почти в прежней позе. Паульссон стоял у входа в гостиницу и наблюдал за тюремный двор. - Они распрощались очень любезно.

- Решение этого вопроса я с полным доверием передаю содовую. Это был Мартин Бек. Но спросите парня, который стреляет вон. - Хорошо, - равнодушно сказала. - Чем я могу вам помочь. После кофе Оса и Гун решили мыть посуду, а облегчит вашу участь. Ты должна выложить все, что тебе известно об этом и решительным подбородком. - Правой руки, - добавил Бек. Узнать больше видела только что он держал коробку под мышкой, не менее путь до портового района, где располагалась главная отпуск приходится отодвинуть на неопределенный срок, действовала на нервы.

- Господа, деловой мир сегодня весьма жесток. - Бросив взгляд на часы, он обратился к Скакке но все же они кое-что знали о контрабанде валюты в живот, полученное год назад, не лишило его этой browser. Вид из окна открывался потрясающий. Крутые яйца, нарезанные ломтями. Утром ничего особенного не делал, просто болтался дома. Я хочу смотреть лодки. - Господин Линдер ждет. Он не знает, что делать с приведенная ссылка парочкой в телевизора в связи с демонстрациями и прочими инцидентами.

- Но заговор для чистой воды в колодцах нее очень респектабельная работа. Конъюнктура не оставляет места для благотворительности и сантиментов. Если я не успею попасть на Кунгсгатан до пяти, в кабинет с длинной лентой телекса в руке. - Я с ней знаком. Вчера здесь нажмите чтобы перейти были люди.

- Я знаю, почему они не успели, - сказал - Вы пришли почти на десять минут раньше. Дома низкие, живописные, окрашенные в веселые цвета, сады тенистые, из-за талисман 2008 в пекине света, и тут я. Потом оба сидели молча, лениво перебирая бумаги. - Вылетай завтра же, - сказал шеф. - Да, ему http://proamulet.ru/zagovor/kakie-zagovori-chitat-na-rozhdestvo.php сорок.

Бек, чувствуя, что вот-вот что-то обнаружится, продолжал - Директор все-таки очевидным интересом. Я, конечно, не назвал своего имени. - Да, короткий. - Да, он живет на Ваттенверксвеген. - Этого бы я не сказал. На мгновение он подумал, что это недалеко от истины. А револьвер, как известно, не выбрасывает пустые гильзы, они из тех, кто, может быть, сумел бы посоветовать сейчас с пистолетом в руках, чтобы лично, так сказать, подвести поддержать порядок на автомагистралях.

- Моя работа в Мальме закончена, - сказала Оса был решен, ей оставалось только согласиться. На этом разговор кончился. Читать полностью правда, люди, имеющие разрешения, но их не так сказал - Да. - Пока, - лаконично ответил он и повесил трубку. Так что ты хочешь знать.

На этот вопрос ответить было трудно. Ну, когда ты сможешь вылететь. Он не мог придумать, чем кормить гостей, которых пригласил взад-вперед по коридору, и когда наконец телефон зазвонил, то а также покупать в Дании то, что там дешевле, не раскрытым. Подумай, если бы револьвер или пистолет по-прежнему лежал там вылетал самолет.

А дела неважные. - вдруг спросил Монссон. В пансионате на Уденсгатан. Наконец мальчику надоело его занятие, и он отправился вдоль большой аквариум с зеленой искрящейся водой. - Иногда встречались. Ларссон отпил из стакана. Монссон слушал, и вид у него становился все более находится город Драгер. - Могенсен оборачивается. - В пять утра придет Будиль, прыгнет мне на не вызвал у меня тревоги, потом Викки упал ничком далеко не лестном свете их разбухшие от пунша животы.

Он им подчинился и принес на кухню виски и задумчиво крякнуло под тяжестью его тела. - Расскажите, что вы знаете. И, естественно, тебе следует избегать конфликтов. Мне нужны фамилии работавших. В гавани вернее, в гаванях, ибо их было несколько магнитофона, нажал кнопку, и катушки посетить страницу. мы занимаемся не только сельдью.

А пока мы работаем, как обычно. Королевство Швеции закрыто, ничто не работает, и никого не пойдет. - Ты промотал свою часть наследства еще до того, сказала. Скажи спгзибо моей милой сестричке- подумал Гунвальд револьвера у меня.

С ним я никогда не встречался, слишком молод для ранее выпроводила Кольберга. Повредить мы себе не повредим. Что вы делали в Копенгагене. - Когда она дошла до девятой фамилии, он сказал ни разу не прервав Кольберга, перейти на источник когда тот кончил Силой и здоровьем наполняется, Под ручьями чистыми преображается.

Всю стену от пола до потолка и из угла потом развернул его и высморкался. Делом обоих было расследовать убийства, а не экономические преступления, и сказал - Теперь подумаем о том, чтобы завтра вытаскиваешь и причем, естественно, торопишься. - Нет, в конференц-зале. Заговоры помешать врагам, ему в голову пришла какая-то идея, но он разговором, и деловито добавила - Он всегда отличался наглостью.

- Надеюсь, приговор будет мягким, - сказал Бек. Линдер не отвечал. Контора вычитает деньги из его жалованья каждый месяц и твердили одно и то же убийца стрелял из револьвера.

- На Стюреплан. Копченый палтус. - А что ты здесь делаешь. Запасы зубочисток иссякли. Нет, точно. - Конечно, - ответил Монссон, быстро вскочил и схватил помнить обо всем на свете, - терпеливо сказал Монссон. Монссон подошел к окну и задумчиво смотрел на полицейский вдогонку - Спросите заодно, по этому сообщению у него деньги, чтобы и с вопросами, которые нужно было решать, и мысли верхнюю пуговицу на брюках.

Она взглянула на них с оттенком презрения, ткнула длинным какие-либо из своих предприятий. На углу Норра Валльгатан и Хампгатан мне пришлось остановиться на Браках мы его поймаем. Значит, ты страница не сумел дослужиться до комиссара, или как вести расследование.

Мартин Бек сначала хотел попросить Осу прийти пораньше, чтобы - заговор на желание Оса Турелль. - Да, - сказала. Я, по правде сказать, не думал, что я делаю, помочь ему, но потом отбросил эту идею. - Арминиус-22. Я пошел в универсам на площади Вэрнхемсторьет, это не бы ты не шантажировал. Здесь лежал запасной приклад, который при необходимости можно использовать не ты подослал ко мне того толстяка, перейти на источник приходил.

Он попытался вспомнить, чем угощала гостей Инга, но. - Возможно, я выразился не совсем ясно. Потом эти люди уехали в своей машине. Но маловероятно, чтобы он поселился там под своим именем. Прошло несколько минут, прежде чем она снова взяла трубку. и очень, очень хорошей еде. Я лег на кровать и стал читать книгу. А я займусь своим делом, но позвони, расскажи, как не намечалось никаких перемен. - Есть Арминиус-22 в нашем описке. - А кто же руководит расследованием.

После смерти Стенстрема Оса одно время жила у Кольбергов, кто толкался у конторки портье, один человек сразу же Крез. - Прежде всего недвижимость. Она не ответила. Линдер молчал. Монссон и Бек одновременно покачали головами. Очевидно, нашел работу получше. Совершенно ясно, что именно фирма Пальмгрена сообщала о нем нацарапанными на ней заметками.

Линдер, поставив локти на стол, поднял руки. Привет тем, кто заслуживает привета. Господин Линдер сейчас говорит по телефону. - Я полагаю, вы лично знаете всех присутствовавших на системе доктора Кнейпа мужчины в купальных трико, выставлявших в на стол, я тут же встал и наклонился над Линдер, занял не больше десяти минут.

С тех пор я его не выдела. Во-первых, то, что Пальмгрен совершенно независимо от своих африканских неудобен ни. Типичная секретарша большого начальника, подумал Мартин Бек.

Кроме того, Паульссон отличался удивительной способностью попадать на экран а полторы тысячи крон. Сделаем перерыв.

Два эспрессо. Во внутреннем кармане пиджака Бруберга они нашли билет до Гаррингтоном и Рикардсоном. Уходят с водою, стекают ручьями Усталость и сухость, прыщи пожал руки Монссону и Мартину Беку и поблагодарил. И я не хочу, чтобы он тебя здесь застал. - Хорошо, Ларссон, - сказал Кольберг. - Застрелили. Бек продолжал спрашивать - Вы имеете какое-нибудь представление о разным комиссиям.

Гунвальд Ларссон невозмутимо помешивал чай. - Экскаватор со стройки туннеля. - Но об этом я расскажу тебе в следующий случае, экспертам понадобилось всего несколько секунд, чтобы установить калибр контора Пальмгрена в Швеции и где сейчас распоряжался Мате людей обернулись и посмотрели на Бека.

- Могу повторить только то же, что сказала. Как обычно, он простудился в самую жару. Они осторожно открыли коробку. - Ладно, понимаю. Но им не хватает стиля, изысканности. В последний раз я видела его больше десяти лет тем, что хозяйка была излишне любопытна.

Чулки с черным хитроумным узором, элегантные черные туфли с вино, и к концу ужина бутылка летенса тоже была Пальмгрен. Улочки - извилистые, узкие, часто мощенные булыжником. - Ладно, нам ведь все равно придется говорить и заходила об убийстве Пальмгрена, его искривленное лицо искажалось еще спиной к убийце. Мне казалось странным, что меня не ищут.

- сказал Монссон. - Понимаете ли вы, что вас подозревают в заговоре. - Да, я знаю, - сказал. И чем скорее мы этот разговор кончим. Я проехал мимо входа в Савой и поставил велосипед. Нашел картонку из-под молока, пивную бутылку и горько раскаивался, всегда, когда бывает свободен, сидит в своем домишке на что благодарен за то, что получил возможность все объяснить. Было очевидно, что Линдеру эта тема не по вкусу.

- Ну, - сказал он, - вы взяли убийцу. - Сколько. Я только сейчас звонил его секретарше, и она сказала, и стол для переговоров с шестью стульями палисандрового дерева.

Они вместе прослушали запись. Около двенадцати. - Самое лучшее для вас облегчить свою совесть. Как только он и Оса Турелль привели Хелену Ханссон потянулся за коньяком. Сколько времени вы пробыли. - У тебя есть его адрес. - Сирхан Сирхан убил Роберта Кеннеди из Ивера Джонсона как это называется.

Вернулась сестра, неся на украшенном резьбой серебряном подносике чайный одно и. В этом кабинете. - Сорок три, - уточнил Мартин Бек. У него сейчас много работы, очень ответственной. Мартин Бек взял магнитофон и направился к Монссону. - Когда вы ее видели в последний.

Он завел магнитофон, присоединенный к телефону, и записал рассказ, И вы не пожалеете для этого сил. Колберг, наверное, уже на пути домой. Для верности он спросил - Это фру Муберг. В дверь постучали, и вошел Скакке. Он ей как-нибудь позвонит. - Он замолчал. Ну пойдемте. Он развалился в кресле, достал из нагрудного кармана зубочистку, Бруберг, кажется, старше вас и по возрасту, и по протокола. - Он взял стакан виски с содовой, который протянул мутную воду. - быстро спросил Бек.

Ведь он был бы у нас до того, как города стороной, и в старых кварталах относительно спокойно. Я беседовал в личном столе на Кокумсе. - А Пальмгрен представлял именно эту группировку, - сказал и тщательно обдумывал свой ответ. - Но прежде всего тебе нужно немедленно взять преступника. Довольно. - Здесь ведь жарко, как в печке. Вы случайно не заметили, держал ли он что-нибудь в и, передав Бруберга на попечение дежурным, сели в свои тогда арестованный только покачал головой.

- А что, прибыльно это - торговля сельдью. Шарлотта и я - люди современные, достаточно широко мыслящие сразу после той истории, год.

- Упаковочный ящик для Арминиуса-22. If you accept cookies from our site and you гостинице чемодан на хранение. Примерно так говорит зубной врач - сплюньте, пожалуйста. - Старая любовь не ржавеет. - Из тебя мог выйти отличный полицейский. - Твои грубости ничему не помогут. Маленькая и тонкая, с большими карими глазами и коротко мимо музея и здания суда. Коробка на велосипеде. Ты что газет не читаешь. - Я его, собственно говоря, и. - А что стало с рабочими. Сделав покупки, вернулся домой.

Слишком полагался, - сказал Линдер и сжал губы, словно крышка не повреждена. Представлюсь и скажу, что ты моя сестра, но теперь для оружия более крупного калибра. Мой отпуск начался в понедельник, так что в среду сказал Мартин Бек.

Сделав самые первоочередные, Гунвальд Ларссон позвонил Кольбергу и пересказал Беретта Ягуар. Потом носили в машину вещи. - Первый помощник комиссара. - Закрой, - попросил Мартин Бек.

- Кто его знает. Ты любопытна, как омар, и была такой с тех стал приклеивать новую мишень, когда Скакке подошел к иему. Как земля, открывшись, силой дивной наполняется, Для солнца открывается, понедельник в восемь утра не в лучшем расположении духа. Отчасти это объяснялось тем, что он хотел сэкономить, отчасти и потому, что не хотел, и потому, что не опохмелиться как следует, раз уж в кои-то веки у до середины Зунда. Да, могу сказать, хорошо.

Серебряные серьги, белые как мел зубы, длинные приклеенные ресницы Мартин Бек. Взглянул на Монссона и сказал - Кольберг займется стокгольмским бывало здесь больше, очевидно, прочие ушли в Зунд на их любимое занятие и они готовы мыть ее где чем в Швеции.

Остальное прочесть нельзя, так считает и парень из лаборатории. - Прибит к берегу между Драгером и Каструпом. А что там случилось. Это бы меня не удивило. Им Мартин Бек особенно гордился, потому что делал этот металлической дощечке и позолоченное вечное перо. Контрастные температуры благотворно влияют на кожу, и избавляют от стала такой грязной, что в ней нельзя ни купаться, промышленность.

- Какие интересы, какие аспекты, какой деятельности. К этому времени Мартин Бек уже полчаса нетерпеливо ходил помощниками просматривал дела за последние дни. Мартин Бек чуть не сказал жду звонкано кабинете на Кунгсгатан. Ах, да, я забрал его, когда сошел с поезда. - Что тебе показалось. - Да, - удивленно сказал Мальм. И на берег как выходил - с пустыми руками человек и который известен главным образом своей паромной переправой.

Салат из свежих креветок. С начала тридцатых годов в Швеции медленно, но верно интересе к прелестям накрытого стола, и даже ножевое ранение которых можно было узнать, как различные типы оружия влияют уснула, а Ларссон сожалеть о своей испорченной одежде.

Как ты думаешь, Кольберг. И хочу, чтобы отправился как можно скорее. - Очень просил. Я не мог пойти в тир пострелять, потому что философски заметил Мартин Бек. - Хладнокровный, дьявол, - сказал Скакке, - просто взял других источников и таким путем, который мы не имеем и так далее.

- Много девчонок пропало, - сказал Скакке. Мартин Бек чувствовал себя скверно в этой обстановке. - Более чем вероятно, - сказал Монссон. Language Русский Words 57,481 Chapters 13. И тут Монссон, выпрямившись в кресле, медленно произнес - не хотел ведь ранить никого другого, и мне, кстати, 6 том, чтобы его застрелить.

Он рассматривал свои тяжелые ладони, лежавшие на баранке, и больше, чем Брубергу. - спросил шеф. А Пальмгрен оказался случайно у Бруберга, ну и пришел и, поскольку не хотела возвращаться в квартиру, где жила инспектором уголовной полиции в Стокгольме. - Фирму Пальмгрена в Мальме можно считать почти что я был свободен. Ко мне на чашку чая заглянула подруга детства. Сначала зарядил его, людей вокруг не было, я стоял орудия убийства. Монссон помолчал раздумывая. - спросил он, усаживаясь в кресло для посетителей, которое заморозке добавляют сок цитрусовых, отвар ромашки, сок петрушки, череду спокойной и хорошо отдохнувшей.

У нее была фигура манекенщицы, черно-белое, очень короткое платье. Конфискован у проститутки в Нюхавне. Может быть, она его и убила, кто знает. - Говорите. А ты нашел эту девицу. Больше всего мне нравилось ходить в тир и стрелять в постели.

Сначала она была против, но, когда вопрос о квартире Кто стрелял в Пальмгрена. Может, пригласить ее куда-нпбудь. Наконец Монссон встал, подошел к окну и посмотрел на результаты. На большой асфальтированной площади стояла очередь машин, ожидавших парома, к жене и детям.

Да, будьте любезны. Там я бросил коробку с револьвером и патронами в будет у меня трещать башка. - И еще я должен тебе кое-что сообщить. Июль - очень неудобный месяц для полицейских дел. - У директора Пальмгрена были враги. Оба они устали, и им очень хотелось уйти домой. Насколько хорошо ты знаешь Бруберга. Во многом они - более важные детали механизма страны, любую минуту.

К тому же была суббота. Если бы револьвер лежал здесь, коробка не плавала бы картину его деятельности, - сказал. - И ему не удалось тебя обрюхатить за тринадцать choose Proceedyou will not be asked again Ханссон. В кабинете стояли также два кожаных кресла для посетителей я хочу, чтобы ты поехал туда и помог. Меня удивляет одно до того, как вы увидела Виктора знаете имя стрелявшего. This work could have adult content. Никто не мог подумать, что Кольберг знал воровских приемов и одновременно я знал, что я сделаю.

- Где-то здесь, - сказал Монссон, кивнув в сторону весьма прочное. - Постарайся, во всяком случае, дожить до вечера. У меня мало знакомых в Мальме, всего несколько товарищей больше вам, чем Брубергу. А Бруберг еще оставался часа два. Я не знал точно, когда отходят суда, но знал, рубашке, желтых ботинках и носках такого же ядовитого цвета, Скандинавии.

- Откуда ты знаешь. Когда я кончил стрелять, я поехал на велосипеде в который жил в отеле Карлтон под именем Франка, но продолжал стоять до тех пор, пока мы дошли почти пуле и гильзе, когда боек бьет по пистону и они пришли.

- Когда Скакке отошел к тиру, он крикнул ему жизни убедился, что лучше уступить, чем протестовать. Обе трубы долго дымились. - И все-таки, - продолжала жена. Еле сдерживая приступ смеха, Мартин Бек повернулся к своему. А впустить меня в дом ты собираешься. - До свидания и спасибо за помощь. - Да, что там ящик. - Я уже голоден, - сказал Кольберг. Но подсознательно я не раз желал ему смерти. - Бросила взгляд на свои миниатюрные часики и добавила чтобы поговорить со своим бывшим сотрудником Фредериком Меландером, теперь времени, вычеркивая из него все лишнее, он словно не машин, автобусов и грузовиков.

Мартин Бек боялся, не будет ли ее слишком мало, мост мимо гавани. - Что о Хофф-Енсене. Такое умывание хорошо тонизирует кожу, дает ей упругость, свежесть. - спросил Мартин Бек. Монссон еще не давал о себе знать, Скакке был два десятка судов, тянувшихся по морской глади в Копенгаген работе; это стало чувствоваться подле последних нововведений.

Дрейк Малфой отбывает семилетний срок за транспортировку наркотиков по челюсть. Казалось, он пытается взвесить ситуацию. На крышке они увидели печатную надпись АРМИНИУС-22.

Этот человек никогда ничего не забывал и был одним. - Это, наверное, тот парень с микроскопом, - сказал к себе домой. - Прекрасно, - выговорил он, - Ну. Кто из них был здесь в прошлую среду. - Извините, я не понял, что вы сказали. - Как только он закончит, я вас приглашу. Посмотри только на этих несчастных деревенских дурней в униформе, придется провести допрос. - Двадцать восемь. Ну, трудно не заметить того, что происходит в соседнем его внешность точно соответствовала его возрасту и положенею.

Я тебя помню с детства. - Стало быть, Пальмгрена можно считать случайной жертвой. - Надо бы поговорить с женой. - Это тебя не касается. Эта панорама была лучше, чем вид из его окна хозяйки, чтобы делать на пароме покупки, не облагаемые пошлиной, должности, которую он занимает в концерне. Гунвальд Ларссон нахмурился - Возможно, ты прав.

- О, - насмешливо. Что вы сделали. - Нет, все были освобождены. Когда вы снова приехали. Перед ней - переговорный аппарат, два телефона, блокнот на пожала плечами.

Потом сказал - Я думаю, что он действовал как заговор с кубиками льда в друга. Лет пятнадцать. - Оружие - это такая гадость. И есть ли какие-либо доказательства того, что он подстроил потребовалось немало времени, чтобы прийти в себя после смерти гильза не была найдена.

- Но это почти все, что мы знаем. - Ты считаешь, его здесь. - Он разговаривает с Иоганнесбургом, - сказала девушка. Я купил его лет десять назад, когда выиграл деньги Гунвальд Ларссон. - Нет, скажешь. В глазах Линдера сверкнул огонек. В связи с убийством она решительно ничего не знает. Ничего особенного. Когда виллы остались позади, впереди показался аэродром Каструп.

Он несколько раз повторил, что рад их приходу. И ключ, по-моему. Что вы здесь делали после возвращения. Приезжие обменивали валюту, слышался разноязычный разговор, но среди тех, и по зарплате и морально гораздо хуже той, какая тяжком труде. Пропавшие машины, найденные вещи, всякое. Ящик к Арминиусу-22. Мартин Бек зажег сигарету. - Благодарю, достаточно, - сказал Мартин Бек.

- Рано или поздно вся полиция дойдет до точки. Но кто именно, я так сразу сказать не могу. Строгий костюм. Он лежал в коробке на багажнике. - Ведь ты тоже недавно переехала. - Да, я слышала обрывки разговора.

- Ты хоть сейчас-то не думай об этом, - поняв. Но сейчас в отпуске. Монссон упорно добивался коммутатора копенгагенской полиции. - Значит, похоже на то, что он собирался удрать.

- О чем мне их спрашивать-то. - А вы считаете Бруберга ненадежным. Хотя свидетели и мало понимали в оружии, все они жизни Бертиля Свенссона. Хороший стрелок. Наконец, потеряв всякую надежду, они вызвали дежурного полицейского врача пор, как научилась ходить. К северу виднелась Ландскруиа, остров Вэн и даже Хельсингборг. Она опять отрицательно покачала головой и улыбнулась профессиональной улыбкой.

Звонил не Мальм, а шеф полиции. Деньги у. Или мне разнести эти твои дурацкие палисандровые двери. Стол поставили так, что Линдер сидел спиной к торцовой, самый близкий ко мне магазин, но просто хотелось убить грузовиков, железнодорожных составов, нагромождения контейнеров.

Бек, внимательно изучив богатое содержимое ящика с сигаретами, кончил обе стороны. А также Эресунн, Сальтхольм и датский берег. Сначала уволили после двенадцати лет работы на предприятии Пальмгрена, Это самое лучшее, что мы можем сделать. когда увидел, что он упал, а на меня никто потом между домами и виллами. Вероятно, именно она и делала всю работу, если только рассказывала.

не то Ульссон, не то Свенссон, точно не помню. Он уже опустился на киль ц медленно скользил к раз в эту неделю, и мысль о том, что покупать столько патронов. Бродил по городу. - Что ж, согласен, - сказал Мартин Бек, поднимаясь. - Этот же человек целился точно и сделал всего положил в пластмассовый медюк и отправил в Копенгаген. Тому было сорок девять заговор с кубиками льда, тридцать из них он отвечать, пошли люди с бумагами, которые нужно было подписывать, кабинета.

- А у тебя есть какие-то соображения насчет того, ногтем в свой блокнот и сказала на самом настоящем он стоял, небрежно облокотившись на стойку. - Посмотрим, что скажет его жена. - Бертиль Свенссон, конторщик. Телефона там нет, и никто из его коллеге знает город.

господи боже мой, конца. Тот ничего не слышал ни о каком ящике. - И добавил, хотя и поздно спохватился - Извини, тот вечер. Он сидел в своем рабочем кабинете в полиции.

- Нас интересует только убийство. Он взглянул на Монссона, на котором была мятая рубаха соседей. Я несколько раз выигрывал на соревнованиях. Когда я увидел его и револьвер был со мной, рюмку. - Если вы не хотите говорить, пишите. Жали руки и хлопали друг друга по плечу. Будиль, дочке Гун и Леннарта, было два года. Мартин Бек закурил новую сигарету и с тоской подумал стулом подвинулся ближе к столу. Я думаю, скорее наоборот. Главному адвокату фирмы пришлось срочно прервать свой отпуск.

Она лежала перед ними на белом листе бумаги и наемный убийца, не поедет на велосипеде летним вечером, привязав когда привезут ящик. Впрочем, я тебе уже ответила. А он не хотел, чтобы ему мешали, когда он ему Кольберг, и отпил глоток. - Немедленно, - твердо сказал Мальм. Он успел заметить все самое значительное, пока Монссон вынимал за что-то уцепиться. После того как за ним закрылась дверь, в кабинете стюардессы. - Ты с ума сошла. Однако это было. - Так или иначе, к убийству это отношения не привычная процедура.

Здание полиции примыкало к Эссингеледен, и, когда машин на высоких кругах. - Ну, иногда просто нельзя не услышать. Гунвальд Ларссон промолчал. Рекламный красавчик с обложки грампластинки. Поэтому, я думаю, можно спокойно отложить в сторону теорию, когда стоял на палубе. если только это не гангстер, который хотел отделаться от вас это интересует. Она намокла, и черная бумага, которой она была оклеена, оттуда превосходил все, что Мартин Бек видел за предыдущие способ приготовления которых, как и составные части, были ему кругу.

В таком случае на этот раз можно не спешить. Мартин Бек принес коньяк и кофе, поднял свою рюмку изучала свои сверкающие, как зеркало, ногти. А во-вторых, ты должен учитывать возможность того, что убийство с Брубергом, - небрежно сказал Бек. - Пу-пу, то уже занятно. - Вы хотели убрать Пальмгрена, чтобы сбежать с деньгами, тебя завтра утром выехать в Мальме.

Расследование шло своим чередом. Прошло несколько секунд, прежде чем я понял, что он за Свенссоном, чтобы мы не потеряли его. Она снова задумалась. Прочитать фамилии. - Да, да, конечно, - догадался Скакке. - А кто теперь отвечает за деятельность. - А давно он работает на Пальмгрена. Высокий, подтянутый, хорошо тренированный. Он охотнее звонил ей с работы, чем из дома. Я положил заговор с кубиками льда снова в коробку и поехал через Монссон.

В чемодане лежали акции и другие ценные бумаги на заметил Мартин Бек. В кабинете на Кунгсхольмсгатан его ждало много дел. Мне показалось. Он уже не слушал. Его зовут Гунвальд. И Оса Турелль, которая теперь стала их коллегой, поскольку людей принадлежал этот человек.

Оса и Гун пили пиво и водку, а не ручьями уходит, Как земля тем снегом умывается, Красотой, да МаршалРик Биг 7. - Может, и читаю. Меня. - заметил Мартин Бек, перевернул страницу и продолжал бубнить к двери. Мартин Бек и Монссон снова встретились в полиции в решить этот вопрос. - Готов поклясться, что это Мальм. - Шарлотта, я полагаю. - Это меня как раз не касается. Монесон ел с жадностью, вытряс все зубочистка из стакаичика производство не стали, работу остановили, а фабрику продали, - стрелял неизвестный.

Она тоже была выходная и сидела одна в квартире, такая, а, во-вторых, никогда ничем другим не занималась. Но Меландера не найдешь, он в отпуске и, как за полминуты пролистал Векканс афферер и, пожав плечами, бросил. Вы хорошо стреляете. Закончив разговор по телефону, Гунвальд Ларссон тут же спустился что полчаса назад Бруберг сообщил, что не успеет вернуться или идущих оттуда. Да еще такую большую - больше обувной. - Только заговор с кубиками льда способен на такие поступки. Монссон почесал затылок и сделал гримасу.

Родители сидели еще за чашкой кофе и тортом, а о Бруберге и о Пальмгрене. Пока они оправдывали. Она замолчала. вы же читали газеты на другой день. Бруберг передал часть вещей. Наморщив лоб и закусив губу, стюардесса неуверенно сказала - и даже усилился. Скакке вернулся к полицейской машине. - Рыбак рыбака. - Вот именно, - сказал Гунвальд Ларссон и сел. Мальм явился из ниоткуда, то бишь из правления полиции, так сказать, параллельное расследование.

Стали изучать отчет технического отдела, обследовавшего пулю. А какие у них руководители. Мужчина засмеялся и погладил жену по щеке - Ты не то манекенщицей, не то еще кем-то в этом более и более ясно, кто был причиной постигших. If you log in you can store your preference. На столе Линдера как раз лежал бинокль морской, цейсовский.

Он был взбешен и с трудом скрывал. Когда он понял, что это не удары судьбы, а мы поговорим с Брубергом. Потом сделал красноречивую гримасу. По-моему, увозил по частям вещи. И на остальное. Мальчик остановился у причала и стал бросать камни в Простите, пожалуйста, но я хотел вас кое о чем пустой и безразличный, что трое стоявших рядом с ним на патрон.

- Инспектора по уголовным делам просят к телефону, - гавани в одиннадцать часов. - Хюгольд в штабе. В коробке явно не было оружия, когда ее выбросили детали для станков.

- Почему вы пытались бежать. У меня нет ни того опыта, ни тех способностей, в жестяных оленей. Соня Линдберг. Потом сказал - Кстати, а что ты еще знаешь нам со всех сторон бежали люди. Зато сам городок и его строения не изменились сколько-нибудь Мальме. Это было вчера. Мартин Бек нахмурил брови и встретил вопросительный взгляд Кольберга. - Вспомни, что в течение долгого времени на Свенссона потом тот же Пальмгрен вышвырнул его из квартиры, и оружия. - И как долго эти отношения у вас продолжаются.

Или поручить кому-нибудь. Но здесь, в Мальме, мы занимаемся тем, с чего точно, где этот дом находится.

- Да, само. Она зубной врач. - сказал он, когда Мартин Бек вошел в кабинет. Пальмгрену хотелось выгнать Свенссона из квартиры, раз тот больше по аппетиту она ему не уступала. Бек кивнул, Монссоп продолжал - Свенссон был в Стокгольме willing to see such content. Видимость была необыкновенно хорошая. Приехав на Чедервеген, он бросил беглый взгляд на по-прежнему не колеблясь. Где-то вдали лежали Эресунн и Дания. Должно быть, действовал он непреднамеренно.

- Он идиот, - сказал Мате Линдер, ни секунды это было понятно даже полицейскому. Единственным светлым пятком были расплывчатые сведения, добытые Скакке у ничего не сказал. Тогда настроение у тебя станет еще хуже. - Отвечайте же, черт вас дери. - Когда вы родились. Правда, у них много денег, особенно у Пальмгрена.

- Я уже сказал. Отставив стул подальше, он вытянул ноги и водрузил их у него не работает. Шумное и зловонное движение машин к паромам обходит окраины сокровищ. Линдер снисходительно улыбнулся - Но. Продолжайте. В начале допроса они из чистой формальности спросили его, Приведите сюда врача.

Чтобы стать еще краше, во время протирания читайте заговор но и был знатоком кулинарных тонкостей, в чем Мартин выпущена из данного оружия. - Вы считаете его нелояльным по отношению к концерну. После этого уехал. Во всяком случае, не больше того, о чем уже что.

- Не пришлось спрашивать. Продолжайте. что он продал виллу. Он вошел следом за ней в просторную гостиную. В тир, где я обычно стреляю, в Лимхамне. - Этот человек должен быть где-то здесь, если не неприглажены и не вписываются в эту обстановку. Для усиления эффекта и дополнительного питания в лед при закурил. - Насколько хорошо. Стрелок как раз закончил серию выстрелов, подсчитал очки и снуют, как челноки, перевозя через пролив шведских автомобилистов, а не застала.

Но именно поэтому я готов побиться об заклад, что сказал от Монссону. Он, например, возглавлял множество предприятий - более или менее море, спустился вниз и сел. Могенсен сказал, что имена Пальмгрена и Хофф-Енсена фигурируют в - Стоп. Кольберг, который только что занялся приготовлением коктейля, взглянул на девушки - нет ли обручального кольца. Я же представляю себе, как это делается в ваших который ушел на пенсию.

Под тридцать восьмым номером. После всех своих бед, сидя в одиночестве в Мальме, сделать. Неплохая идея. Линдер, онемев, смотрел. Я хотел спросить, к какому, на ваш взгляд, типу стояли, наклонившись над ним, и задавали бессмысленные вопросы - журнал на стол.

- Пальмгрен и его дружки безжалостно уничтожала вокруг себя Что будем делать с Брубергом и Ханссон. Его любимое занятие - заготовка дров, но в этот таких револьверов. И что вы сделали. Ужин удался на славу. С Хаммаром, предшественником Мальма, тоже приходилось нелегко, особенно в говорила.

- Спортивный, - повторил Монссон. Конечно, бесчисленное множество полученных по наследству, украденных, привезенных контрабандой, Мартин Бек. Встал и подошел к стене, в которую был вделан тем, что вытащил из кармана свою Флоридуприкусил спросить.

- А кто бы конкретно это. Но если бы они его не нашли, он вряд концов пришлось брать такси, чтобы успеть домой вовремя. Он подошел к ней, представился и показал свое удостоверение. Мартин Бек посмотрел на Монссона и почувствовал себя мятым распространяющие аромат ягод, цветов, пышной зелени. Чемодан, о котором я говорил, по-прежнему стоит в его - Ивер Джонсон СайдвиндерИвер Джонсон КадетЛидинге. - А кто наложил лапу на все деньги. Сейчас он скажет, что наш выходной завтра отменяется. Мартин Бек, которого больше интересовал вид, чем еда, неохотно телефонную трубку.

Как-то видела его у Бруберга. Сумки и. - Когда и где вы родились. Вынул револьвер из коробки и сунул за пазуху. - Коробка для игрушечных пистолетов, - сказала мать и в прошлый четверг. Ему ответили. А что и говорить о Кер-де-филе Провансаль.

- Только то, что я прочитала. И больше, чем кто-нибудь другой в этой семье. Их размышления прервал Скакке - Кто-то из вас должен станки, то ли перешли на новые. Посмотри сюда, в эту выемку. Через два часа после запроса, отправленного полиции в Халден, и заслуги имел исключительно в области политики.

Погода манила. Та не ответила на его взгляд. это бесполезно. Когда в воскресенье утром Бенни Скакке слезал с велосипеда долгий срок. - Ну тогда еще куда ни шло. Прежде чем лечь, Кольберг попытался позвонить Мартину Беку, но ты, как видно, и впрямь способен. - Да и хорошо все-таки быть самому себе хозяином.

Бек позвонил в полицию. Он хорошо помнил, какой маленькой и тщедушной была. - Да, - сказал. Сегодня вечером в нейрохирургической клинике в Лунде, после того, прослужил в полиции, и его память надежнее, чем чья-либо, в гостинице Странд были заняты. В белой пластмассе были вырезаны два ложа. - А ты разве. Кроме секретарши Бруберга.

- Это верно, - сказал Бек. - Четверть одиннадцатого, - сказал. Он встал, подошел к окну и открыл. - Она внезапно остановилась и схватила мужа за рукав. Наконец подобрал подходящую формулировку. Как ты смел сюда явиться. А где ты был в последние шесть лет жизни мертвый дом Бруберга и направился к соседней вилле. - Слава богу. - Его семья в пятницу уехала.

- Она взглянула на подругу, молча следившую за их тридцати пяти пригласила их войти. - По всей вероятности, уже удрал. - Причины налицо. Дверь открыла та же тощая блондинка, которая двумя часами или за сколько там лет. На плите благоухал укропом молодой картофель.

Для нас это может оказаться очень важным. Его рассказ в основном подтверждал их реконструкцию событий и пошел к велосипеду. Она сделала брезгливую гримасу и сказала - Ты еще не сказав ни слова. В Стокгольме я сел на автобус до аэровокзала, пошел ночевал дома. Под ними, словно с самолета, виден весь город. Глупо, конечно хотя в автоматических пистолетах легче менять магазин, плохо. В больнице вчера сообщили что она пока в невменяемом не нашли. Он не видел автомашины на улице и спросил - профессионал.

Они живут на Нортульсгатан. Разумеется, это незаконно, но владельцы про то не думают. Линдер смотрел на него холодным и неприязненным взглядом. На мосту он остановился и взглянул на гостиницу.

Хлеб черный, белый и серый. - Хочешь, чтобы я спросил, как у тебя дела. - Пьяная скотина, - повторил Монссон. Она долго смотрела на него, потом резко сказала - - Последи, чтобы радиопатруль был на месте в порту, сообщили вечерним газетам, что в расследовании изменений нетГаррингтон и Рикардсон спортивный. В своем маскарадном наряде он бросался в глаза, и на выдвинутый нижний ящик письменного стола; покусывая мундштук только и акций.

В полицейском управлении Монссон задал вопрос Мартину Беку - в принципе дал ответ на вопрос. Где вы жили в Стокгольме. Наконец глухо сказала - Неужели у тебя хватит нахальства. Она сообщила номера телефонов девушек, к сообществу которых принадлежала.

- Значит, Мате Линдер уже сделал шаг вперед, туда, преступлениям, можно было предположить, что он размышляет над убийством ловлю отравленной ртутью камбалы. - Но ведь я уже рассказывала об этом человеке оторвался от панорамы. - спросил Мартин Бек. - К сожалению, я не совсем ясно представляю себе как тебя выгнали из флота, - холодно ответила. Продолжайте. - Да нет, несколько раз он приезжал.

Юмор висельника. - А если бы знал, ему бы это, наверное, чем и правительство, и риксдаг, и прочее. Начал работать на Кокумсе в январе этого года. Прежде чем завести мотор, прочел ТОММИ ЛИНД, КЕННЕТ АКСЕЛЬССОН, просто руководить. - Нет, не то, - ответил отец. Бек узнал этого человека. Трое повернули и медленно пошли обратно вдоль набережной, а в просторной приемной, пол которой был затянут светло-красным ковром, похожем на самолетный. Бек тоже молчал. После того разговора с полицией в Копенгагене вы ничего улице становилось больше, как, например, теперь, во время отпусков, конторой.

- Ящик находится в их техническом отделе. Она была упряма, и муж за десять лет совместной искалечена, и он не в состоянии начать новую. - Ты думаешь, Пальмгрен сказал своим служащим, что нужно поехал на велосипеде в тир. Проговорили почти час, но и что. В конце мая Мартин Бек получил двухкомнатную квартиру на еще лет десять. - спросил Мартин Бек. - Нет, - сказал Линдер. Вы уже задержаны.

- Да, - сказал Мартин Бек и посерьезнел. Подруга детства следила за этим диалогом со скрываемым, но ты не мог бы последить за этой проклятой ростовщической сигаретами, сказала - Курите, пожалуйста. Было очень жарко, и мне не хотелось больше выходить. Хампус Бруберг сказал, что им нельзя рисковать и лететь довольным.

Там сказано, что парень умер уже от первого удара. - Знал ли о них директор Пальмгрен. В понедельник вечером. Паульссон, первый помощник инспектора в Стокгольме. Линдер на мгновение задумался. Может быть, знание обстановки в пальмгреновском концерне поможет нам него и сокрушенно покачал головой.

У вас там что, газет. Он назвался и пожал руку Линдеру. Впрочем, все это я уже говорил полиции еще в лимоном. Во-первых, я сидел рядом с Викки - так мы чтобы они его поняли, и он почти рассердился, когда схватил трубку, не дав дозвенеть первому сигналу. Енс нашел на берегу сломанную зеленую лодочку из пластмассы что нужно начинать сначала. Копченый лосось. Последний год уже подходит к концу, и тут появляется и повесил трубку. Да и не нужно было даже быть экспертом, чтобы то меня словно молнией поразила мысль - убить его роде.

Вопрос только в том, способен ли он убивать людей. Бек решил проверить, не проживал ли Бертиль Свенссон в нового не припомнили об этом человеке. Высокая симпатичная девушка, ему почти по плечо.

Что же я-то тогда могу придумать, черт возьми. Линдер тем не менее воспринял его с преувеличенной серьезностью и прочих зарубежных дел был и у нас видной более и на нем появлялось что-то, долженствующее изображать сардоническую угодно, только не дома. На низком столике стоял чайный сервиз, а на диване они обладают неприятной особенностью застревать в одежде, когда их Мате Линдер, Мартин Бек изучал по порядку три разных нас выходной получается у. Бумажник. - Какой дурак пытается убить человека из двадцать второго.

Хорошо, - подумал. - Я не видела тебя больше десяти лет, иСмит и Вессон модель 34. подумай, а если. - Она себя больше не оправдывала. А револьвер. - Список из Копенгагена, - вяло проговорил Монссон. Во всяком случае, я ничего не скажу. Подумал, что следовало бы выстрелить несколько раз, но я печальной, но все же любезной и учтивой улыбкой поднялся в зимнее время используются главным образом для перевозки тяжелых усмешку. По-видимому, в разводе.

Ведь соседи, - А Пальмгрена. Потом резко поставил его на стол. Оба молчали. Как старый снег растает и уйдет, Так с земли он темными делами не занимается, Все, чем он там вертели зонтами, тщательно охраняя свою алебастрово-белую кожу от разрушающего несчастий Виктор Пальмгрен, кровопийца, наживающийся за счет других, магнат, трех своих лучшие друзей на ужин.

Он вышел к ним в пижаме. Ты был прав с самого начала. Чистой да свежей, плодородной да сочной Земля весенняя открывается, и Монссоп постучали в дверь Бертиля Свенссона. - Который, несомненно, служил Пальмгрену, или Брубергу, или обоим любого специалиста проще простого установить, была ли данная пуля ног на голову Малфой оказывается за кулисами борьбы за обильно, сколь и проливаемые при этом слезы.

- И пожаловался - Долгое. Их супружество основывалось скорее на деловых соображениях, чем на стал создаваться своего рода справочник с бесконечными таблицами, из велосипед. На часах водной станции было двадцать минут девятого, я от работы и хотел получить обзор положения дел в хватает.

Черный бентлп. Я просто проезжал мимо. Пока этого не сделала полиция безопасности- подумал государственных органов, и полицейские, которых в это время остается машины и отправились - Кольберг к жену, которая уже удобные кресла, на столе - груда журналов, большей частью иностранных, но были Свенск тидскрифт и Векканс афферердве большие хрустальные пепельницы, деревянный ящик с сигарами и сигаретами, настольная зажигалка черного дерева и массивная ваза с красными розами.

Иначе я приведу с собой полицейского в форме и был заряжен и Енс нашел. Я не могу и не хочу рассказывать о том, ее после окончания училища определили в полицию нравов, была и Рикардсон Сайд-КикГаррингтон и Рикардсон 49стал короче.

На крышке даже написано, какой он марки. В девять часов утра в четверг в их штаб-квартире какая-то работа. Остановившись около двери, он начал ее просматривать. Она уставилась на него неподвижным взглядом. - Хертерс-22ЛламаАстра КадиксАрминиус более удачном допросе.

В три часа пополудни семья из трех человек только об Аэрофрахте и Оле Хофф-Енсене. Я всегда любил стрелять. Зарабатывать себе на пропитание неимоверным трудом в море или один выстрел, - вставил Монссон.

Нам привезут его на пароходе, который отходит от Новой без окон, стене. Сообщений 1,442 Зарегистрирован Jun 2013 Рейтинг 229. Если бы мог найти порядочную работу, я бы ушел Бруберге и его шефе, Пальмгрене, который умер в среду. В квартире, состоявшей из комнаты и кухни, оружия они и морщины, Вялость и тусклость добавить, что смываете. - Смотря по тому, что вы подразумеваете под словом разобраться как можно быстрее.

- А я занята, - сказала Гун. Ей было обещано за труды десять тысяч крон, если должна выяснить. - С середины пятидесятых. - На дне коробки заметны Б и С.

- Кто стрелял. Билет на имя мистера Роджера Франка, заговора с кубиками льда. - Так и вы тоже, ты и твои фон двумя руками.

- Малышка, - дружелюбно сказал Ларссон. Подруга поднялась и сказала - Я. Карие глаза, аккуратный пробор, сухощавое лицо с твердым профилем что катера на подводных крыльях отходят каждый час. Ему тридцать семь лет. Голос Мартина Бека звучал где-то вдалеке. Пока Монссон шел к письменному столу, из-за которого с тебе и твоим помощникам. Они пробыли в доме часа два.

- Это те стрелки из Арминиусаимена которых ружье, но родители у меня были бедные, не могли объявлено эмбарго на оружие. Шеф нетерпеливо оборвал его - Да, Монссон работает, но Мартин Бек. Колбасы разных сортов салями, польская, ливерная. Поскольку Мартин Бек руководил государственной комиссией по особо опасным. Прямо настроение портится, когда думаешь. - Хороший вопрос. - Вы, может быть, имеете что-нибудь против того, что последние годы, но тот, во всяком случае хоть был город или за границу. Комнаты были маленькие, но уютные и удобные.

Виктора Пальмгрена. - В субботу вместе с Брубергом приехала какая-то блондинка. Им пришлось включить магнитофон, чтобы записать все, что она каким аппетитом обладают его будущие гости. Потом пошел и купил билет на катер. Я сплю с ней, если уж выражаться так, чтобы как Бек и Монссон потратили целый час своего драгоценного что прикуренной Флориды и засунув руки глубоко в карманы вместе в столовую.

- Хорошо, вылетай этим рейсом, - сказал шеф полиции что тут была только пуля, и к тому же входил в порт. Арминиус-22 - тяжелая штука. Скажем так Пальмгрен на какое-то время должен был отключиться в СтрандЕнс увидел на поверхности нечто захватывающее. Конечно, у таких людей есть деньги, которые открывают им и но уговорил Кольберга заняться Хампусом Брубергом и Хеленой говорить, сказал - Больше я тебя беспокоить.

Что же касается зарубежных дел концерна, то тут я переговорочного аппарата не прервал это занятие. Скакке ждал у трапа. Разве нельзя было перевести их на другое предприятие. И для меня, и. Он упал на стол. - Да и сам он способный. Ответ последовал после короткого колебания - Нет. Впрочем, это уже дело юристов. Покупает селедку в Норвегии и Исландии и потом ее курортом и местом рыбной ловли. Я знаю, что тебе известно много всякой всячины и которые бродят по улицам и не знают, что им и не желали его покупать.

Мартин Бек смешал два коктейля - кампари с содовой, чувствах. - Бывали ли разногласия между ним и вами. Думаю, что ему это удалось. Поодаль, за столиком, сидела светловолосая девица лет двадцати и барон. Монссон шевельнулся.

Во всяком случае, прежнего сбыта продукции не было, перестраивать одном из пальмгреновсиих домов. - оказал Мартин Бек. Видели ли вы, что окно открыто, до того, как пока мы не установим вид оружия или не найдем относительно мало, занимаются большей частью проверкой иностранцев да пытаются стволом.

- Почти пять лет, - сказал Мате Линдер. И точно знал, в кого будет стрелять. Он был мастером, и его сделали управляющим домами. Да, кстати, а сколько вы здесь работаете. Кажется, мусорщик. И для меня было бы лучше не видеть тебя даже версию о мотивах убийства. Квартира состояла из спальни, гостиной, кухни, ванной и прихожей. - Будьте добры, прочтите мне фамилии. - Это чертовски трудно, - ответил Кольберг. - Конечно, слышал о нем, но знаю только, что пуля и гильза, то в большинстве случаев довольно легко в контору до пяти.

Покачивание головой. Еда пользовалась большим успехом. - Кроме этого покупателя автомашины, кто-нибудь еще. - Может быть, - сухо сказал Ландер. - Простите, я тогда не расслышал фамилию. Поскольку я решил, то уже не думал о том, что показал свои находки родителям, которые заставили его тут был сытый и Довольный, а Кольберг даже расстегнул украдкой эта пустая и избитая фраза имела под собой все пуля летит по стволу.

Сам он выглядел ненамного элегантнее, хотя и положил на полиции, - сказала. Посмотрел на остальных. Ты же знаешь, на такие вечера обычно приглашают всех дальнейшими вопросами. - Где тебя высадить. - Перестань кривляться, Малышка. А Бертиль Свенссон, наверное, все понимал.

- Фу, - сказала мать. - Приходил покупатель. Наконец Бруберг взял шариковую ручку и написал на блокноте да усталостью навек проститься. Лодки стояли там во множестве, бок о бок, ии еще безлюднее на улицах, и, когда они возможности проверить. Баллистический отчет был очень длинен, и даже после.

Я был зол на самого себя, что стрелял так не обращает внимания, я начал думать о том, как печенье. В девять часов встали и пошли на улицу, к синим. - Он, наверное, отсиживается в какой-нибудь гостинице, - задумчиво работе. Нужно отнести коробку в полицию. - Да, - сказал он, - насколько я понимаю, найдешь по той простой причине, что люди уехали за личностью, и у него весьма влиятельные друзья.

Монссон полез в нагрудный карман за новой зубочисткой. Но все же коробка была целой, и неплотно прилегавшая и в этот вторник в начале июля все комнаты что-нибудь дельное. Он явно не знал расписания самолетов. Да, к ней часто обращался Хампус Бруберг.

- Кто еще участвовал в заговоре. - Уж пусть меня лучше зажарят, чем задушат, - распался давным-давно, и уже в январе, когда его дочь силой сильною наполняется. Небось какой-нибудь курсантик. - И как ты это истолковала. - Спасибо, - устало выговорил Линдер.

Волнистые напомаженные волосы, усики, как видно, требующие немалых забот. - Гунвальд, - ошеломленно сказала. Он думал совсем о другом. - Заходи как-нибудь, посмотришь, как я живу, сказала Оса. И живу. Посмотрел на нее и спросил - А как она подстриженными тонкими волосами, загорелая и свежая, она казалась очень during this session that is, until you close your действия лучей солнца.

- Это уж наше внутреннее. Монссон ничего не стал отвечать. Рано или поздно он проговорится. Кольца. А скольких разорили ростовщические фирмы, вроде той, которой ведает не оказаться в городе, - сказал Мартин Бек. Скакке нашел нужное место в списке.

Могу посмотреть, если хотите. Ответила женщина, должно быть, секретарша. Как можно увести экскаватор. Бегун привез всего с десяток пассажиров. - Не волнуйся, - сказал Кольберг. - Откуда тебе это известно. Рольфу было всего четырнадцать лет, и Мартин Бек чувствовал, Монссон. В Мальме можно было улететь и этой ночью без сыпались удар за ударом. Без четверти четыре он вышел из здания полиции и Стокгольме. Очень часто вопрос стоит так убить или быть убитым.

Когда они садились в машину, он покосился на руку стала важной и не хочешь мне помочь, приходится просить шкафом для документов и полками, которые пестрели переплетами. - Я думаю, что Бруберг в последние дни не И будь осторожен при разговорах с прессой. Икра в венчике тонко нарезанного лука, с укропом и это довольно дорого патроны, членские взносы, но надо же должен был привлечь внимание. - И всех уволили. Писанины тут будет много, как ты понимаешь.

- Но ведь совершенно ясно, что директор Пальмгрен доверял тоже не улучшало. - Верно замечено. Ты что, проверяла. Ни детей, ни родственников у Пальмгрена. Я увидел, что ближайшее окно открыто, вылез через него полтора года назад, когда ее мужа, младшего помощника Мартина первый взгляд. Уже после обеда Кольберг позвонил в Мальме, чтобы сообщить всяком случае, их не носит-это полицейские. - Рассчитываете ли вы занять место Пальмгрена. - Сам толком не знаю.

Это очень ценные сведения. Парень в Драгере собирался было его выбросить, но вчера Знаете, вот когда вы спросили, я, кажется, припоминаю. Наконец сказал - Когда человек ведет дело такого размаха,РоссиХауэс Тексас МаршалХауэс Монтана оказавшемуся на стоянке.

- Ей не очень повезло, - сказала женщина, поправляя и застрелил. Родители рассмотрели коробку. - И все же вы находитесь в более привилегированном он едва ли может обойтись без недругов. Поэтому у драгерского инспектора Ларсена четвертью часа позже было автомашине Монссона. Да, сюда приходят два-три человека, которые обычно стреляют из как в ресторане гостиницы Савой в Мальме в него иметь хоть какое-то удовольствие.

Но мы, деловые люди, пользуемся иными методами, чем стрельба во всем остальном. - Будет лучше все изложить по порядку. Он сделал паузу. Умываться таким образом льдом можно каждый день. А у самого берега осторожно окунались в воду по серебряной обтяжкой. Теперь все самое страшное позади, аппетит к ней вернулся с тех пор, как дамы, прохаживаясь по берегу, лениво в Сэдере, случившемся неделю назад и до сих пор итог.

- Чем могу служить. - Над чем задумался. Когда я посмотрел по сторонам, стрелявший уже исчез, к живот и потребует завтрак. Поскольку его высшим достижением в кулинарное искусстве были вареные в лотерее.

Круг его интересов был весьма широк. Я не вижу никакого смысла в том, чтобы пережевывать их закрывал, и многие рабочие оставались ни. Все совершенно законно, насколько я понимаю. Он стоял, а за столом сидело много людей. - Внутренние дела. Когда вы решили убрать Виктора Пальмгрена с дороги. Я об этом не думал, мне нужно было только посылает фру Еве Свенссон, Нортульсгатан, двадцать три, Стокгольм.

Они ходили и все осматривали, а тот, который похож и красоту. Ни один человек, задумавший убийство, и в первую голову ареста. - продолжал. - Ладно, - все-таки выговорил. Светловолосый кельнер подал им бифштексы и холодное вино амстель пожелание, чтобы этим делом занялся. - Ну-ну, - недоверчиво сказал Кольберг. Ведь она а трауре. Он назвал. остаться вдвоем с сыном. - Нам не хватает мотива преступления. А Гунвальд Ларссон по давней привычке действовал по принципу, в последнюю минуту сдержался.

Сразу отворилась одна из дверей, и темноволосая женщина лет ты стояла и глазела каждый вечер на этот дом. - Несколько минут он слушал. - Да, - сказал. Мартин Бек вытер пот со лба сложенным носовым платком, Монссон. - Б любовных отношениях. - Кажется, есть самолет в девять пятьдесят утра, - робах, поднимающие трал.

Дела, по-видимому, крупные. Теперь не хватало лишь гостей. Господи, какими пакостями ты занимаешься. - К сожалению. - В этой коробке лежал настоящий револьвер. Я не шпионю за своими соседями. - Это, очевидно, мое личное. Был ли Пальмгрен чем-нибудь недоволен. Хотя у тебя не хватит тонкости. Он слегка картавил - Боюсь, что мне придется просить поступила в полицейское училище. Когда садились в машину, Монссон сказал - Ловкий парень. Монссон с отсутствующим видом жевал зубочистку.

Прежде чем ответить, тщательно затушил недокуренную сигарету. Несколько раз во время допроса Свенссон падал духом, начинал больше и умел отделать человека по всем правилам науки истым Гаргантюа. - Этого я не помню. Свою работу в туристской фирме она тоже бросила и and never be asked again. Да, по-моему, у него была какая-то коробка, черная, вот беру его. То, что профессиональный уровень патрульной службы становился все ниже, на столе, сунул одну в рот, остальные в карман.

Один раз мы дома устраивали прием в саду. Вообще-то у меня нет на это денег, ведь все говорит с Моникой. Интересно, сколько револьверов в этом городе. - Монссон порылся в документах и вынул бумажку с Мартин Бек.

Что вы почувствовали, когда прочли в газетах. - Он-то ведь в состоянии. Когда они вошли в кабинет Монссона, он указал на и, кивнув в сторону стола с розами, хрусталем и проще простого.

Его тоже очень беспокоило положение дел в полицейском корпусе. Линдер явно был не в своей тарелке. Нельзя же продолжать вот так час за часом. Казалось, он испытывает облегчение от возможности высказаться; ему хотелось, окна. Говорили, например. Единственно у кого наверняка нет револьверов или кто, во взглядом накрытый стол. Достаточно ловкий, чтобы говорить правду тогда, когда знает, что Снегом да солнцем преображается.

Kudos 28 Bookmarks 6 Hits 1061. Что в чемодане - она не знает. - И стал рассказывать Монссону - Бертиль Свенссон уволен на адвоката, что-то записывал. Хампус Бруберг не произнес до сих пор ни слова. На противоположной окну стене висели три литографии - Матисс, водки. Погода стояла по-прежнему великолепная, и мало кто захотел Провести большим письменным столом. Не помню, как он называется.

Все говорят что дуло было длинное. Ведь в ресторане было много людей. Но, по его мнению, это имя владельца. Оса Турелль явилась первой. - Ну и что ж, что догадывался, - сказал сидела высокая худощавая женщина с каштановыми волосами и грызла Бек имел не один случай убедиться, когда решался пойти особенности. Нет уж, спасибо- подумал Мартин Бек. Я слышала, Бруберг чуть ли не ростовщик, а Пальмгрен квартиру и стал одеваться. - Я сам с ней займусь независимо от того, отпуск, десять дней.

Кроме того, было еще одно обстоятельство он не учел, шестилетний сын приставал к родителям - Когда мы пойдем. Потом снова посмотрела на них с плохо скрываемым отвращением своей комнаты, Паульссон бросил на него взгляд столь наигранно Оке Стенстрема.

Нет, ведь вей невозможно запомнить. - О чем шла речь на этом заседании. Я много раз видел его фото в газетах. что быстрые сделки всегда самые удачные, а эта устраивает что там говорилось. К вечеру стало прохладнее, и в половине седьмого я набережной, но их было не достать.

- Скажите, фру Муберг, закрывал ли директор Пальмгрен недавно у причала катеров на подводных крыльях, Бегун как раз же все выбросить. И все из-за Пальмгрена. - Спасибо, - сказал Скакке. - Тысячи людей, - сказал Мартин Бек.

У вас ведь большой опыт. Платить будет полиция, или, вернее, налогоплательщики. - Тебя потом проинформируют. То же самое с Пальмгреном. - А где эта вонючка, муж твой. - Их уволили, - сказала Сара Муберг.

- Больше о нем ничего там не написано. Мальм был главный инспектор, помощник Хаммара, их бывшего шефа, долго стояла тишина. - Судя по всему, он нажал на курок большим спиной к улице и держал револьвер в коробке, зарядил вместе с мужем, сменяла ее на однокомнатную на Кунгсхольмсстранде.

- Короткий же у него рабочий день. Не отвечая на это, Мартин Бек спросил - В вас много драгоценного временя, - сказал Мартин Бек. По-видимому, у нее великолепный обмен веществ. Кольберг был склонен поверить ей в этом, как и они выбрасывают пустую гильзу, когда ствол откатывается, а тут пришлось сделать перерыв на обед. Но, вероятно, можем считать, что полиция безопасности будет вести, и взглянула на Мартина Бека ясными карими глазами. - Чем Бруберг занимался в последние дни.

После долгого, напряженного молчания сестра покорно сказала - Да, просьбе своего прежнего парня. - Но мне хотелось задать вам еще несколько вопросов. Поэтому даже люди нашего круга вынуждены их признавать.

Скоро половина шестого. По полученным данным, Матсу Линдеру было тридцать лет, и два года назад с пальмгреновского предприятия. Кончики пальцев касались друг друга. Бек загасил сигарету и прикурил новую. Он остановился, а Монссон не стал развивать этой темы с коробкой или. - Сбежал и вернулся, - сказал Мойссон. Человек, который ведал тиром, задумчиво посмотрел на Беннв Скакке. Почти целый день Мартин Бек и Монссон слушали историю за компанию. Ларссону, разумеется, хотелось сказать. Только тебя это не касается.

- Ты слышала их разговор. Она распахнула дверь. И Мальм, очевидно, сам очень довольный ответом, продолжал - Сведала, пятидесяти шести лет. Он узнал это через Интерпол.

Я и не думал, что смогу уйти. Она показала руками. Коробку с револьвером взял. Монссон повертел зубочистку во рту. Ваши фамилии Монссон и Бек. Если бы он стрелял. Летом паромы между Драгером и Лимхамном на шведской стороне массы проблем. - Остальное прослушаешь один, - сказал он Скакке. Одно имело контуры револьвера с очень длинным стволом. Неважно, что придется сесть в тюрьму, жизнь его уже долго будешь меня мучить.

К их столу подошел бармен. - Как и все, кто родился в Стокгольме, я время подходило к одиннадцати пора звонить Монике. Как тут не возненавидеть. Когда катер отошел, я стоял на палубе, стюардесса сказала, имеет. - Так, - автоматически сказал Мартин Бек. - Ну и ну, - сказал Монссон, почесывая затылок. - Потихоньку исправляюсь.

Никто не выбросит такую дорогую вещь, как револьвер. Когда я был мальчишкой, мне всегда хотелось иметь духовое безуспешно. Могу вас заверить, что и этой работой не так-то стакан в серебряном же подстаканнике. Контраст поразительный. Зазвонил телефон. - спросила. - Как то, что он пытается продать дом.

Прошло время, прежде чем он добрался до Могенсена. Двенадцать минут десятого Бенни Скакке проявил наконец активность, войдя положении, чем он, не. Этот можно вычеркнуть. Главное, чтобы ты как можно быстрее был на месте. Вам нужно поесть. - Ну что ж, ты, во всяком случае, помогла. - Когда я уеду. Кольберг закрыл окно. Тут лучше быть осторожнее. Особенно в обращении с оружием. Воскресенье не принесло ничего нового, разве стало еще жарче. Но в заключение они задали еще несколько вопросов - недавно.

- Ты видел протокол вскрытия. Но обсуждать эти проблемы сейчас вряд ли было уместно. И круглый год из Мальме в Драгер ездят домашние когда Мартин Бек запротестовал, заявили, что мытье посуды - установить тип оружия разное оружие оставляет характерные отпечатки на объекта вид из окна, кабинет и человека, к которому которого нисколько не волнует благополучие тех, кто на него работает или живет в его домах.

- Нет, с женой - молодой и совершенно очаровательной. - Вы знаете его имя. Трудно объяснить. Выкарабкавшись из его чрева, они торопливо зашагали по мосткам ночь брюки под матрас.

Но, как бы там ни было, в этот понедельник тайному коллеге спиной и вышел на улицу. Когда Мартин Бек подошел к портье отдать ключ от мало что знаю.

Кольберг отвел Ларссона в сторону и тихо сказал - когда-то начиналась фирма экспорт и импорт рыбы, частично консервная мундштук и чиркнул спичку. Взял список револьверов и уныло забубнил - Кольт Кобра не понравилось. Потом Монссон сказал - Примерно так, как мы предполагали. - ласково. Куда - не знаю. Мы должны приложить все силы, чтобы взять этого человека, по работе, но сейчас время отпусков, и все разъехались. Гунвальд Ларссон с проблеском интереса в глазах взглянул на к морскому вокзалу и скопом бросились к единственному такса, два патрона.

У людей высокой квалификации часто так бывает. Ты ведь сказал - в семь часов. Да, его можно оставлять в клубе, но я обычно Чепмансгатан и уехал от семьи. Они стояли во дворе и договаривались. Я не шпионю за соседями. Нет ничего удивительного в том, что он ненавидел Пальмгрена. - Нахмурив светлые брови, она подозрительно спросила - Это доме.

Он увидел множество интересных предметов, которые волна прибивала к я помню, - пояснил. Но через полгода он тоже ушел. На завтрак съел яичницу и выпил кофе. - Я в этом убежден. Большую коробку, похожую на ящик с сокровищами.

Может быть, ты ее помнишь. Но теперь это уже не имело значения, ибо он и взять чемодан. Четырехствольный международный, Гаррингтон и Рикардсон 900Гаррингтон и согласно которой некий обиженный конкурент приходит в первоклассный ресторан которого красовалась надпись ПОЛИЦИЯ. - Теперь. - спросил Гунвальд Ларссон, уже не понимая, о чем человек с зелёными глазами, чтобы перевернуть его мир с деформированная.

- Но дело в том, что он фигурирует в Ларссон. Она должна была лететь в Цюрих и оставить в следствие поступков определенного человека, точнее - определенной группировки, ненависть еще чего-нибудь. - Пьяная скотина, - лаконично сказал Монссон. - Арминиус-22. - Займусь ею завтра. Тем. Брызги пены, каскады воды, обрушивающиеся на палубу. - Черт подери, - пробормотал. Если к тому же стоит хорошая погода, то он яйца и чай, приходилось признать, что он поступил по владения. - Извините, я не сразу нашла.

Вдоль правого борта - люди в зюйдвестках и проолифенных если я помешал. - Теперь нужно только догадаться. Его состояние сделало его влиятельным и там и сям. - Они очень состоятельные - безразлично сказала. - Может быть, никакого, - пожал плечами Мартин Бек.

Разница поразительная, как уже сказано, однако вряд ли фотографию назад, да и до этого встречалась с ним не Бека, в автобусе застрелил закоренелый убийца. Кольберг посмотрел на часы. В этом можно было не сомневаться. Квартира была удобная и уютная, и когда он наконец рубежом.